ИСТОРИЯ ЭРОЗИОВЕДЕНИЯ В ИНСТИТУТЕ ПОЧВОВЕДЕНИЯ И АГРОХИМИИ СО РАН (СО АН СССР) 

Сибирь с ее огромными пространствами, занимающими значительную часть территории бывшего Советского Союза, исключительно богата природными ресурсами, издавна привлекала внимание землепроходцев и исследователей-натуралистов. Однако до конца XIX века о почвах этой огромной восточной окраины России, резко отличающейся по своим экологическим условиям от европейской ее части, существовали лишь разрозненные и во многом противоречивые сведения.

Новый этап развития почвенных исследований связан с организацией и работой в начале XX века почвенно-ботанических экспедиций по обследованию Азиатской части России, которые ставили задачу оценить сельскохозяйственную пригодность девственных земель на востоке. Блестящая плеяда почвоведов и ботаников – В.В. Докучаев, Л.И. Прасолов, Б.Б. Полынов, С.С. Неуструев, А.М. Панков, В.П. Смирнов, Д.А. Драницын – приняла деятельное участие в выполнении этих исследовательских работ, охвативших Сибирь, Дальний Восток, Туркестан. По существу, именно в это время были заложены основы широкого изучения, освоения и заселения огромных территорий Сибири.

Планируемое в государственном масштабе проведение почвенно-агрохимических исследований получило развитие в послереволюционный период и особенно после Великой Отечественной войны в связи с организацией специализированных кафедр в университетах и сельскохозяйственных институтах, проектных институтов  и опытных станций. Коллективами, руководимыми в разное время К.П. Горшениным, Н.В. Орловским, С.А. Коляго, Н.Д. Градобоевым, М.А. Винокуровым, Р.С. Ильиным, К.А. Кузнецовым, была проделана большая работа по качественному и количественному учету земель, отводимых под вновь организуемые колхозы и совхозы. Однако главный вклад этой группы исследователей состоит в формировании Сибирской школы почвоведения.

Постановлением Правительства и Академии наук СССР в 1943 г. был организован Западно-Сибирский филиал АН СССР. С его созданием значительно активизировались фундаментальные и прикладные почвенно-агрохимические исследования в Сибири.

В 1949 г.  в Медико-биологическом институте Западно-Сибирского филиала АН СССР, позднее переименованного в Биологический институт, открылся почвенный кабинет, который последовательно трансформировался вначале в почвенную лабораторию, а затем в отдел почвоведения. Последний включал в себя пять лабораторий, сотрудники одной  из которых – лаборатории физики, мелиорации и эрозии почв – изучали развитие эрозионных и дефляционных процессов в Новосибирской области. Родоначальником эрозионных исследований в отделе почвоведения Биологического института АН СССР, как представляется, был Анатолий Дмитриевич Орлов (1). С организацией Института почвоведения и агрохимии СО АН СССР в 1968 г. Анатолий Дмитриевич начинает изучение процессов эрозии почв в расчлененных районах Новосибирской области. Непосредственные полевые наблюдения за снеготаянием и характером смыва и размыва почв на склонах, почвенно-эрозионное обследование земель Новосибирской области дали обширный фактический материал по динамике деградации почв и распространению эродированных почв. Итогом исследований стала монография «Водная эрозия почв Новосибирского Приобья» (2) – первая сводная работа, посвященная процессам эрозии почв в Сибири.

В Западной Сибири одним из эрозионно опасных районов является Кузнецкая котловина. В расчлененной части Кузнецкой котловины 50 % всех пахотных почв являются эрозионно опасными. В этих условиях очевидна особенно острая необходимость в мерах предупреждения эрозии почв, к тому же почв уникальных по плодородию – тучных черноземов. Для изучения эрозионных процессов в расчлененной части Кузнецкой котловины  в 1968 г. создан Тарадановский полустационар, на котором в течение 13 лет вел исследования лаборант, затем младший научный сотрудник Танасиенко А.А.

 В 1971 г. А.Д. Орлов возглавил кабинет эрозии почв, который в 1973 г. превратился в лабораторию эрозии почв. Благодаря кипучей деятельности Анатолия Дмитриевича в 1971 г. в Троицком районе Алтайского края организован Хайрюзовский противоэрозионный стационар.  В его задачи входило: выявление закономерностей смыва почв в лесостепной зоне Алтайского края, разработка противоэрозионных мероприятий. 20 сентября 1972 г. вышло Постановление Верховного Совета СССР «О мерах по дальнейшему улучшению охраны природы  и рациональному использованию природных ресурсов», послужившее основанием для организации Байкальского стационара. Тематика исследований стационара – изучение современных эрозионных и геохимических процессов в горно-таежных ландшафтах с целью выяснения их устойчивости к различным хозяйственным воздействиям человека. На стационаре вели исследования младшие научные сотрудники Реймхе Владимир Васильевич и к.б.н. Ковалева Светлана Романовна.

В течение первого десятилетия (1964 – 1975 гг.) сотрудниками группы, кабинета и лаборатории эрозии почв выявлены специфические особенности развития эрозии почв в расчлененных районах Западной Сибири. Характерной особенностью проявления смыва почв в расчлененных районах Западной Сибири выступает глубокое и сильное промерзание почв, обусловливающее ежегодной значительный поверхностный сток талых вод. А.Д. Орловым  установлено, что наименьшей эрозионной стойкостью обладают дерново-подзолистые и серые лесные почвы (3). Исследованиями доказано, что основными факторами, определяющими интенсивность роста оврагов и их размер, являются величина водосбора, мощность рыхлых отложений и морозобойные явления. Разработана типология оврагов по этим признакам и способы закрепления их  в зависимости от величины водосборов. На основе проведенных исследований выполнено почвенно-эрозионное районирование юга Западной Сибири и разработаны системы противоэрозионных мероприятий по отдельным районам (4).

 А.А. Танасиенко изучены свойства эродированных черноземов и установлена зависимость  основных свойств почв от степени их эродированности. Выявлена высокая эффективность ячеистой и гребнистой обработки и многолетних трав в борьбе со смывом почв. (5).

Особое место в общей программе лаборатории эрозии занимали исследования эрозии почв при орошении дождеванием, которое проводила Л.М. Дремайлова (Носирова) [6, 7], и изучению закономерностей и причин развития эрозионных процессов в бассейне оз. Байкал. Последнее  научное направление возглавляла С.Р. Ковалева (8) совместно с В.В. Реймхе (9).

В течение следующего десятилетия (1976–1986 гг.) под руководством А.Д. Орлова география исследований лаборатории эрозии почв значительно расширилась.  Она охватывала Новосибирскую и Кемеровскую области, Алтайский край, Забайкалье. В этот период были построен специализированный эрозионный стационар – Усть-Каменский (Новосибирская область) – и создан опорный пункт по изучению эрозионных процессов на Приобском плато (Верх-Ирмень), где велись круглогодичные наблюдения за режимом влажности почв, динамикой снегонакопления, температурой почв и воздуха.

Усть-Каменский противоэрозионный стационар создан в 1976 году как научно-экспериментальная база ИПА СО АН СССР с целью изучения процессов эрозии почв в сильно расчлененной части правобережья р. Обь. Стационар расположен в 70 км северо-восточнее г. Новосибирска (N55º00'17,3'', E083º51'31,7'')  с. Усть-Каменка Тогучинского района Новосибирской области.

На экспериментальных площадках стационара ведется многолетний мониторинг твердой и жидкой составляющей стока талых вод, в течение  холодного периода гидрологического года изучается гидротермический режим неэродированных и в разной степени эродированных черноземов. Натурные наблюдения за снегораспределением и запасами воды в снеге проводятся путем сплошных снегомерных съемок параллельными маршрутами, пересекающими водосбор через каждые 100 м. Высота снега определяется металлической снегомерной рейкой через каждые 5 м, а плотность – с помощью снегомера ВС-1 – через каждые 100 м в двукратной повторности. Запасы воды в снеге на водосборах определяются путем перемножения средней арифметической величины плотности снежного покрова на среднюю высоту снега на том или ином элементе водосбора.

Твердый сток определяется при помощи отбора проб талых вод, как на стоковых площадках, так и на элементарных водосборах. Забор проб проводится ежечасно в емкости 1л. Твердый сток отделяется от жидкого в лабораторных условиях  в тот же день, используя фильтровальную установку. Жидкий сток (в период снеготаяния) хранится в снегу, а в лабораторных условиях – в холодильнике.

Термометрические площадки закладываются в непосредственной близости ос стоковыми площадками на всех ключевых точках. Температура поверхности и профиля неэродированных и эродированных черноземов фиксируется с помощью автономных регистраторов температуры с октября по май по следующим глубинам: 5, 10, 15, 20, 40, 60, 80, 100, 120, 140,160 см. Начало, скорость замерзания/оттаивания почв, а также дату полного оттаивания почвенного профиля на всех ключевых участках фиксируется с помощью  автономных регистраторов температуры. Температура воздуха на высоте 2 м определяется теми же автономными регистраторами температуры.

Глубина оттаивания верхнего слоя почвы ежедневно определяется с помощью металлической снегомерной рейки (по одному и тому же маршруту и в одно и то же время) и контролируется почвенными температурными регистраторами.

Влажность почвы определяется весовым методом. Почвенные образцы отбираются мотобуром через каждые 10 см до глубины 150 см в трехкратной повторности.

В лабораторных условиях в твердой и жидкой составляющей стока определяется содержание гумуса, N, K, Na, Ca, Mg c  целью определения уровня  экологических последствий эрозии в естественных и агроландшафтах.

Усть-Каменский  стационар – единственный противоэрозионный стационар в азиатской части России. Стационар неоднократно посещали ведущие эрозиоведы из следующих стран: Германии, Польши, Франции, Америки, Китая Монголии, Канады, Испании, Англии.

Методическим вопросам изучения эрозионных процессов была посвящена школа-семинар, проведенная  Институтом почвоведения и агрохимии СО АН СССР в мае 1978 г. на базе Хайрюзовского противоэрозионного стационара (11).  В работе семинара приняли участие многие исследователи, представляющие Курскую, Московскую, Украинскую, Молдавскую, Литовскую, Азербайджанскую и многие другие научные школы.

Участники школы-семинара обсудили как общие методические вопросы развития эрозиоведения, так и конкретные, касающиеся методики изучения механизма разных видов эрозии, факторов ее определяющих, свойств эродированных почв и др.

Спустя 5 лет после проведения первой школы-семинара на базе специализированного Усть-Каменского противоэрозионного стационара сотрудниками лаборатории эрозии почв проведена расширенная школа-семинар, посвященная вопросам диагностики, классификации и картографирования эродированных почв,  их противоэрозионной устойчивости, а также свойств почв склоновых поверхностей, трансформируемых под воздействием антропогенной деятельности и эрозионных процессов.  Основные доклады участников семинара изложены в сборнике «Эродированные … » (12).

Комплексный анализ обширных разносторонних данных по динамике эрозионного процесса в специфических природно-климатических условиях западной Сибири и научное осмысление собранного фактического материала позволили А.Д. Орлову сформулировать ландшафтное направление применительно к почвенно-эрозионному процессу. Эти материалы легли в основу  монографии «Эрозия и эрозионноопасные земли Западной Сибири» (13), которую он представил в качестве докторской диссертации и успешно защитил в 1984 г.

В течение 1976–1986 гг. лаборатория пополнилась молодыми кандидатами наук: Носировой (Дремайловой) Л.М., Путилиным А.Ф., Реймхе В.В., Танасиенко А.А., Уваровым В.М. Результаты их исследований были изложены в монографии В.А. Хмелева, А.А. Танасиенко (10), сборниках (14, 15).

В 1985 г. А.Д. Орлов возглавил Бурятский институт биологии СО АН СССР. Обязанности  заведования лабораторией эрозии почв ИПА СО РАН были возложены на к.б.н. Реймхе Владимира Васильевича. Под его руководством усилилось изучение оврагообразования на юго-востоке Западной Сибири. А.Ф. Путилин основное внимание сосредоточил на формировании ежегодного поверхностного стока талых вод и его влиянии на динамику роста и развития оврагов, их морфометрических показателей, генезисе основных типов оврагов, обосновании противоовражных мероприятий (16).

Сотрудниками лаборатории получен большой фактический материал по особенностям формирования стока и смыва почв в лесостепи Западной Сибири на пашне, естественных лесных и травяных ценозах. Детально изучены вопросы влияния на сток и смыв почв комплексов различных климатических и геоморфологических факторов для отдельных типов ландшафтов (17). Получили дальнейшее развитие вопросы диагностики эродированных почв Сибири (18).

Единственным специалистом в Сибири, изучавшим поверхностный и внутрипочвенный сток талых вод на серых лесных почвах Бурятии и Присалаирья была к.б.н. С.Р. Ковалева. Обобщенный ею материал многолетних наблюдений за водным режимом целинных и пахотных почв, установлена его изменчивость под влиянием антропогенного фактора, изученная структура почвенного покрова; выявленные особенности и характер проявления эрозионных процессов, приводящих к деформации почвенного покрова, легли в основу монографии «Эрозионная деформация почвенного покрова» (19).

Рассмотрению современных условий почвообразования, определяющих состояние почвенного покрова черноземной зоны юга Западной Сибири, выявлению закономерностей формирования стока талых, ливневых вод и смыва ими почв позволили А.А. Танасиенко установить избирательность выноса твердой фазы  почв, зависящую от интенсивности поверхностного стока (20). Им определены диагностические показатели эродированных черноземов и представлена характеристика режимов эродированных почв: увлажнения, гумусного состояния.

С 1993 по 2008 гг. лабораторией эрозии почв заведовал д.б.н.  А.А. Танасиенко. В результате организационных мероприятий в ИПА СО РАН в 1996 г. к лаборатории эрозии почв присоединена лаборатория физики почв в составе кандидатов биологических наук А.В. Чичулина, Н.А. Шапориной, младших научных сотрудников С.Я. Кудряшовой и И.В. Слесарева. Кроме того,  из лаборатории мелиорации почв во вновь созданную лабораторию – эрозии, физики и мелиорации почв – переведены  д.б.н. В.Н. Михайличенко и к.б.н. А.М. Шкаруба.  Во вновь созданной лаборатории трудились 8 научных сотрудников. В том же 1996 г. (11.XI) эту лабораторию переименовали в лабораторию Почвенно-физических процессов (ПФП). Однако организационные мероприятия в ИПА СО РАН на этом не закончились. В 1998 г. в лабораторию ПФП влилась лаборатория микробиологии почв в составе кандидатов наук В.С. Артамоновой и Кривощековой.

Мощный коллектив лаборатории ПФП решал многие научные вопросы. А. С. Путилиным (21) разработана концепция выделения эрозионно-денудационно-водосборных (ЭДВ) геосистем, даны их классификация и геоморфологическая диагностика. Установлена причина пространственной дифференциации эродированных зон в пределах водосборов. На основе анализа потоков вещества и энергии ландшафта выделены ЭДВ-геосистемы, которые могут быть использованы для изучения эрозионного процесса почвенного покрова, рельефа, биогеоценозов и агроландшафтов.

Исследования А.А. Танасиенко (22) связаны с определением экологических последствий эрозионных процессов. Выявленная им геохимическая эрозия, заключающаяся в значительном отчуждении водорастворимых органических и минеральных веществ из ненарушенных почв умеренных склонов во время стока талых или ливневых вод, приводит к ослаблению связей между почвенными агрегатами и последующему их выносу водами с высокой кинетической энергией потока. Все это заставляет исследователей по-новому взглянуть на проблему защиты почв от эрозии и охрану окружающей среды в целом.

В своих исследованиях А.М. Шкаруба (23) обосновал возможность и выявил последствия длительного локального орошения почв равнинно-гривных ландшафтов, определил их перспективы. Он установил, что при длительной эксплуатации оросительных систем почвенно-гидрогеолого-мелиоративная и экологическая обстановка на орошаемой и прилегающей территории не претерпела существенных изменений и ее параметры не вышли за пределы классификационных уровней, характерных для неорошаемых условий.

Основная задача исследований В.Н. Михайличенко (24) заключалась в изучении эколого-мелиоративного потенциала засоленных и солонцовых почв Западной Сибири и разработке генеральной схемы их рационального использования на основе применения экологически безвредных технологий. На хоздоговорных началах с НПО «Сибгеология» был разработан раздел «Эколого-мелиоративный потенциал засоленных и солонцовых почв Центральной Барабы». Составлена карта засоления зоны аэрации.

Особое внимание  санитарно-микробиологическому состоянию почв населенных мест, экологии токсинообразующих микроорганизмов уделяла В.С. Артамонова (25). На примере функциональных зон г. Новосибирска и его окрестностей рассмотрены современные ситуации трансформации микробных сообществ в городских почвах, особенности эволюции микробоценозов и их функций в урбаноземах, изучена экология микроорганизмов, видовая и внутривидовая адаптация бактерий, а также развито направление санитарного почвоведения.

Исследованиями С.Я. Кудряшовой (26) выявлены особенности водно-физических свойств водного, температурного и воздушного режимов  серых лесных почв, их изменение под воздействием глубокой  (до 60–70 см) трансформации сложения почвенного профиля.  Ею установлено, что подтиповые различия и агрофизическая неравноценность серых лесных почв в значительной степени определяются свойствами их иллювиальных горизонтов.

На примерах гидро- и теплофизических свойств почв А.С. Чичулиным (27) показано, что можно отказаться от излишней идеализации почвы как однородной среды, связанной с применением методов классической термодинамики. С помощью симметрии элементарные почвенные объемы можно представить как сложные образования с внутренней структурой. Характеристики внутренней структуры почв, определяемые в эксперименте, зависят от выбора размера образца, т. е. от характеристик внешней структуры. Эту связь необходимо учитывать для того, чтобы получать инвариантные (истинные) значения этих характеристик.

Гидротермический режим почв Предсалаирья в холодный период гидрологического года А.С. Чумбаевым (28) определен как один из ведущих факторов весенней эрозии почв. Им выявлена зависимость глубины промерзания  почв от их влажности в предзимье, сроков формирования снежного покрова и его мощности. Также определены условия, время формирования и разрушения льдистого мерзлотного экрана черноземов в зависимости от степени их эродированности.

Исследованиями Н.А. Шапориной (29) установлено, что почвы и почвообразующие породы Приобья обладают рядом особенностей физических свойств и режимов, которые существенным образом влияют на процессы миграции влаги. Во-первых, это характерное микроморфологическое строение как быстрой размываемости суглинков, что в свою очередь приводит к развитию эрозионных процессов, так и активизации в условиях орошения просадочных явлений и трансформации в связи с этим нано-  микрорельефа. Во-вторых, особенности мерзлотного режима способствуют образованию мерзлотного экрана и временных верховодок в весенний и раннелетний период, что в сочетании с пологими и длинными склонами приводит к формированию значительного стока и смыву почвенного материала.

Во время заведования лабораторией эрозии почв д.б.н. Танасиенко А.А. подготовили и защитили докторские диссертации В.С. Артамонова, А.С. Путилин, А.М. Шкаруба, а кандидатские диссертации С.Я.Кудряшова и А.С. Чумбаев.

С мая 2008 г. лабораторией ПФП заведует д.б.н  К.С. Байков.  Сотрудники лаборатории в своих исследованиях много внимания обращали экологизации почвоведения. Так, Н.А. Шапориной (30) дана сравнительная оценка свойств и режимов неорошаемых и орошаемых черноземов и выявлены характер, направленность и интенсивность трансформации этих свойств в условиях орошения. Изучены особенности строения почвенно-грунтовых толщ  Приобья, влияющие на процессы миграции влаги как вертикальной, так и горизонтальной – поверхностной и внутрипочвенной. Теоретически и экспериментально обоснованы пути экологически безопасного регулирования влагообмена в орошаемых черноземах.

В последние годы исследования Танасиенко А.А. (31, 32) формируют основы экологического эрозиоведения, используемые для разработки принципов и методов природоустройства и организации экосистемного природопользования. Им обобщены сведения о факторах и степени проявления эрозионных и дефляционных процессов на наиболее ценных для земледелия Новосибирской и Кемеровской областей – черноземов.  Предложены рекомендации по погашению эрозионно-дефляционных процессов, наносящих большой экономический ущерб земледелию и вред природной среде. Подчеркивается важность на современном этапе развития народного хозяйства  Кузбасса рационального использования и сохранения для будущих поколений черноземов как основного источника производства продуктов питания.

Исследованиями А.С. Чумбаева (33, 34) , начиная с 2008 г., установлено, что в предзимье верхняя часть профиля западносибирских черноземов увлажнена выше величины наименьшей влагоемкости. В течение холодного периода гидрологического года в гумусовом горизонте черноземов под влиянием отрицательных температур формируется льдистый экран, который выполняет как положительную, так и отрицательную роль. Отрицательная роль заключается в том, что мерзлотный экран непроницаем для талых вод в период снеготаяния, в результате чего можно ожидать развитие эрозионных процессов. А положительная роль в том, что мерзлотный экран не позволяет талым  водам мигрировать за пределы почвенного профиля, вследствие чего в западносибирских черноземах при снеготаянии не формируется промывной тип водного режима.

Согласно исследованиям С.Я. Кудряшовой (35), распределенная  ГИС, разработанная для оценки запасов почвенного углерода, включает электронные тематические слои «Растительность» и «Почвы бореальной зоны Западной Сибири». Ею рассмотрены также среднемасштабные почвенные карты ключевых участков ландшафтных провинций, созданные по материалам дешифрирования космических снимков и программное обеспечение для актуализации и управления базой данных  «Углерод в почвах Сибири». По предварительной оценке запас Сорг в почвах бореальной зоны составляет 83.6 . 108 т, соответственно это 28.2 % запасов Сорг в почвах России или 15.2 % его мировых запасов.

Г.Ф. Миллером (36) дана оценка сельскохозяйственной пригодности земель Новосибирской области, отличающихся весьма разнообразным качественным составом почв, в том числе определена и пахотнопригодность почв. На базе сельскохозяйственной пригодности земель области им впервые для оценки почвенного покрова лесостепи Присалаирья применен комплексный бонитировочный и почвенно-экологический подход, сочетающий факторы почвенного плодородия и ландшафтно-климатические условия почвообразования.

Основное внимание в исследованиях А.Н. Безбородовой (37) уделено эколого-географической оценке почвенного покрова межгорных степных котловин Горного Алтая. Ею проведена эколого-географическая оценка почв и почвенного покрова межгорных степных котловин с учетом их положения в системе высотной поясности, структурно-геоморфологического строения, биоклиматических условий и свойств почв.

В настоящее время структура лаборатории ПФП следующая:

Чумбаев Александр Сергеевич, заведующий лабораторией, к.б.н.

Танасиенко Анатолий Алексеевич, в.н.с., д.б.н.

Кудряшова Светлана Яковлевна, с.н.с., к.б.н.

Чичулин Александр Валентинович, с.н.с., к.б.н.

Шапорина Нина Аркадьевна, с.н.с., к.б.н.,

Миллер Герман Федорович, н.с, к.б.н.

Безбородова Анна Николаевна, м.н.с, к.б.н.

Соловьев Сергей Викторович, м.н.с., к.б.н.

Дорош Лилия Михайловна, ведущий инженер

Филимонова Дарья Александровна, инженер-исследователь

Горбачева Елена Павловна, инженер 1 категории

Щитков Дмитрий Николаевич, техник-лаборант 1 категории

В заключении хотелось бы отметить следующее. Из всех компонентов земельных ресурсов наиболее ценными в сельскохозяйственном отношении в Западной Сибири являются пахотнопригодные почвы и  в первую очередь такие высокоплодородные, как оподзоленные и выщелоченные черноземы, незасоленные лугово-черноземные и темно-серые оподзоленные почвы.  Распашка пахотнопригодных почв и длительное их земледельческое использование без внесения удобрений приводит к тому, что их пахотный слой постепенно утрачивает агрегированность, пористость и повышенно уплотняется, а в подпахотном слое создается плотная плужная подошва. При этом снижается водопроницаемость пахотных почв, ухудшаются их водно-воздушный и температурный режимы, увеличивается в них влажность завядания.

Учитывая практически повсеместную в той или иной степени деградированность почвенного покрова сельскохозяйственной зоны Западной Сибири, постоянное расширение площадей разрушенных земель вследствие прогрессирования эрозионных процессов – наиболее актуальным направлением физики почв и эрозиоведения становится разработка технологий восстановления деградированных и эродированных почв с количественно заданными параметрами хозяйственной и экологической эффективности. Поэтому задачи рационального использования земельных ресурсов в настоящее время приобретают не только производственную, но и общетеоретическую значимость, поскольку являются одной из самых сложных и наиболее важных проблем научного природопользования. Использование интенсивных технологий выращивания сельскохозяйственных культур, основные принципы которых базируются на рациональной научно обоснованной эксплуатации почвенно-климатических ресурсов  и применении современных химических средств защиты растений  и активизации их биологического потенциала  немыслимо без проведения противоэрозионных мероприятий.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Орлов А.Д. О развитии эрозионных процессов в Новосибирской области // Генезис почв Западной Сибири. – Новосибирск: Наука, 1964. Вып. 12. – С. 140–147.

 2. Орлов А.Д. Водная эрозия почв Новосибирского Приобья. – Новосибирск: Наука, 1971. – 176 с.

3. Орлов А.Д. Почвенный покров юго-западной части Предсалаирья и пути его рационального использования // Генетические особенности почв Обь-Иртышского междуречья и Горного Алтая. – Новосибирск: Наука, 1966. – С. 43–56.

4. Орлов А.Д. Водная эрозия почв и борьба с ней на Бие-Чумышской возвышенности // Водная эрозия почв в Сибири. – Новосибирск: Наука, 1975. – C. 105–130.

5. Орлов А.Д., Танасиенко А.А. Эродированные черноземы Кузнецкой котловины и пути их рационального использования // Там же. – С. 4–104.

6. Дремайлова Л.М. Эрозия почв и некоторые меры борьбы с ней в совхозе «Искитимский» Новосибирской области // Там же. – С. 131–143.

7. Дремайлова Л.М. К вопросу о противоэрозионной устойчивости серых лесных почв Верхнего Приобья // Эрозионные процессы в Сибири. - Новосибирск: Наука, 1978. – С. 59–65.

8. Ковалева С.Р. Режим влажности и температуры горно-таежных бурых почв на вырубках Южного Прибайкалья // Эрозионные процессы в Сибири. – Новосибирск: Наука, 1978. – С. 89–101.

9.Реймхе В.В. Экспериментальное исследование ливневой эрозии почв Селенгинского среднегорья // Там же. – С. 136–147.

10.Современные аспекты изучения эрозионных процессов. – Новосибирск: Наука, 1980. – 296 с.

11. Эродированные почвы и пути повышения их плодородия. – Новосибирск: Наука, 1985. – 216 с.

12. Орлов А.Д. Эрозия и эрозионноопасные земли Западной Сибири. – Новосибирск: Наука, 1983. – 208 с.

13. Хмелев В.А., Танасиенко А.А. Черноземы Кузнецкой котловины. – Новосибирск: Наука, 1983. – 256 с.

14. Эродированные почвы Сибири и пути повышения их производительности. – Новосибирск: Наука, 1977. – 143 с.

15. Защита почв Сибири от эрозии и дефляции. – Новосибирск: Наука, 1981. – 161 с.

16. Путилин А.Ф. Оврагообразование на юго-востоке Западной Сибири. – Новосибирск: Наука, 1988. – 81 с.

17. Реймхе В.В., Танасиенко А.А., Ковалева С.Р., Путилин А.Ф.,Я.Р. Рейнгард. Эрозионные процессы и пути создания эрозионно устойчивых сельскохозяйственных ландшафтов // Основы использования и охраны почв Западной Сибири. – Новосибирск: Наука, 1988. – С.52–96.

18. Эрозия и диагностика эродированных почв Сибири. – Новосибирск: Наука, 1988. – 119 с.

19.  Ковалева С.Р. Эрозионная деформация почвенного покрова. – Новосибирск: Наука, 1992. – 160 с.

20.Танасиенко А.А. Эродированные черноземы юга Западной Сибири. – Новосибирск: Наука, 1992. – 152 с.

21. Путилин А.Ф. Эрозия почв в лесостепи Западной Сибири. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2002. – 184 с.

22. Танасиенко А.А. Специфика эрозии почв в Сибири. – Новосибирск:  Изд-во СО РАН, 2003. – 176 с.

23. Шкаруба А.М. Почвенно-экологические аспекты орошения Барабы. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2000. – 240 с.

24. Михайличенко В.Н., Елизарова Т.Н., Казанцев В.А., Магаева Л.А. Эколого-мелиоративное  районирование Западно-Сибирской равнины // Сиб. экол. ж. – 1995. – Т. 2, № 1. – С. 23–37.

25. Артамонова В.С. Микробиологические особенности антропогенно преобразованных почв Западной Сибири. – Новосибирск: Изд-во СО РАН. – 225 с.

26. Кудряшова С.Я. Влияние сложения на гидротермические свойства и режимы серых лесных почв подтаежной зоны Западной Сибири: Автореф. дис. … канд. биол. наук. – Новосибирск, 2000. – 25 с.

27. Чичулин А.В., Елизарова Т.Н. Эвристический характер принципа подобия в физике почв // Сиб. экол. ж., 2004. – Т. 11. - № 3. – С. 433–443.

28. Чумбаев А.С. Внутрипочвенный мерзлотный экран как фактор формирования поверхностного стока талых вод // Сиб. экол. ж., 2005. – Т. 12. - № 5. – С. 865–869.

29.Шапорина Н.А., Танасиенко А.А. Особенности сложения, водного и мерзлотного режимов почвенно-грунтовых толщ Приобья и их влияние на процессы миграции влаги при орошении // Почвоведение. 2003. № 9. С. 1106 –1113.

30. Шапорина Н.А., Танасиенко А.А.Проблемы орошения черноземов Приобья. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2014. – 137 с.

31. Хмелев В.А., Танасиенко А.А. Земельные ресурсы Новосибирской области и пути их рационального использования. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2009. – 349 с.

32. Хмелев В.А., Танасиенко А.А. Почвенные ресурсы Кемеровской области и основы их рационального использования. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2013. – 477 с.

33. Танасиенко А.А., Чумбаев А.С. Условия формирования льдистого экрана в эродированных черноземах Западной Сибири // Почвоведение. 2010. № 4. С. 450–460.

34. Танасиенко А.А., Чумбаев А.С., О.П. Якутина, Г.Ф. Миллер. Условия и интенсивность эрозионно-аккумулятивных процессов в лесостепи Предсалаирья // Почвоведение. 2013. № 11. С. 1397–1408.

35. Кудряшова С.Я., Байков К.С., Титлянова А.А., Дитц Л.Ю., Косых Н.П., Махатков И.Д., Шибарева С.В. Распределенная ГИС для оценки запасов углерода в почвах бореальной зоны Западной Сибири // Сиб. экол. ж., 2011. – Т. 18. - № 5. – С. 641–655.

36. Хмелев В.А., Миллер Г.Ф. Оценка сельскохозяйственной пригодности земель Новосибирской области // Сиб. экол. ж., 2005. – Т. 12. - № 5. – С. 835 – 843.

37. Безбородова А.Н. Ландшафтно-экологическое разнообразие межгорных степных котловин Горного Алтая // Вестник Новосибирского государственного аграрного университета. 2011. - № 2. – С. 7–14.

© ФГБУН Институт почвоведения и агрохимии СО РАН. Все права защищены, 2015-2017